пятница, 15 января 2016 г.

Стране нужен не Год, а Век литературы.

Леонид Быков: Год литературы прошёл – - ничего не изменилось...




Как сказано в одной древней книге, в начале было Слово. Об итогах Года литературы в России мы побеседовали с известным уральским литературоведом и критиком Леонидом Быковым.

Алексей Смирнов, «АиФ-Урал»: Леонид Петрович, Год литературы в России подходит к концу. Что запомнилось?

Леонид Быков: Само по себе такое «избирательное» отношение со стороны властей к важным явлениям жизни в России восторга не вызывает. Оно говорит о том, что чиновники не могут постоянно обеспечивать нормальную температуру во всех комнатах вверенного им помещения. Заметьте, Года спорта в стране не устанавливают: внимание «слуг народа» к этой сфере неизменно пристально. Да вот пример: все агентства на днях сообщили, что казанский «Рубин» не вышел в следующий круг Лиги Европы. И лишь единичные рассказали о том, что названы победители конкурса «Большая книга». Этот перекос у меня, понятно, радости не вызывает. Но существеннее другое. Что ставил себе в заслугу наш лучший поэт? «И в мой жестокий век восславил я Свободу и милость к падшим призывал». А с этими помыслами и чувствами ситуация в стране обстоит далеко не лучшим образом. Та литература, что традиционно в нашем отечестве призывает к смягчению нравов, – она такого отклика в обществе уже не имеет. Вот что печалит в Год литературы.

– Но что-то хорошее было?

– Не люблю это слово – «мероприятие», но тем не менее: встреча в Екатеринбурге главных редакторов «толстых» литературных журналов страны запомнилась. И министерству культуры Свердловской области, и редакции журнала «Урал» нужно сказать спасибо. Это произошло, кажется, впервые в России. Мы все понимаем, что и читатели, и писатели могут прожить без толстых литературных журналов. Но без них не может существовать Литература.

Второй момент. Хорошие книги ради кампаний не пишутся. Но они пишутся! «Свечка» Валерия Залотухи, «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича... Назову и книгу Анны Матвеевой «Девять девяностых». Она хорошо читаема и характеризует недавнее прошлое не так однозначно, как «лихие девяностые». Взгляд писателя и точнее, и мудрее. Меня радует работа нашего журнала «Урал». Кстати, это самый толстый (по объёму) литературный журнал России...


– В этом году Нобелевскую премию по литературе получила Светлана Алексиевич. Светлана Александровна – русский писатель?

 – Безусловно. Не будем забывать, что её становление произошло в советские времена. Тогда никто не сомневался, что жившая в Белоруссии Светлана Алексиевич принадлежит русской литературе. И проблемы, которые она ставит в своей прозе, – традиционно российские. Именно они определили всемирный интерес к русской литературе. Это внимание к тому рядовому Истории, до которого, кажется, нет дела никому. Кроме писателя. Именно писатель давал слово и Макару Девушкину, и Акакию Башмачкину – сотням «бессловесных» героев. Светлана Алексиевич озвучила мысли и настроения тех, кому выпало нести бремя ХХ столетия. А споры... Так вообще в России присуждение любой премии, а Нобелевской – особенно, всегда вызывает неоднозначную реакцию.

– Государство имеет право вмешиваться в работу писателя?

– Художнику не надо ни мешать, ни помогать. Но и делать вид, будто работника такой сферы нет, негоже. Заметьте: в Год литературы в России так и не был принят закон о творческих союзах. У нас есть профессия «швейцар», но нет профессии «писатель». Союз писателей – это общественная организация. В советское время писатель имел право на больничный, на пенсию. Сегодня у него этого права нет. Литераторы получают какие-то средства, если где-то служат – как работники издательств, газет, журналов, вузов. Год литературы прошёл – ничего не изменилось. Думаю, что стране нужен не Год, а Век литературы!

– «Оптимизация» задела высшую школу?

– А кого она сегодня не задела? Главная беда нашего времени – отсутствие обратной связи между властью и людьми. Чиновники не слышат тех, на кого обращены их решения. Это не способствует и авторитету самой власти. Принимаются скоропалительные законы, а в результате плохо всем. Повторю чеховский диагноз: «Старание без понятия – вред». Действия наших чиновников побуждают постоянно вспоминать эти его слова.

 – Что важнее – престиж на мировой арене или хлеб насущный?

– Извините, но это – выбор дьявола. Надо стремиться к тому, чтобы у людей не пустовало в кошельке и тарелке и одновременно чтобы у страны было доброе имя. Это равно важно. Ещё раз повторюсь: главное, что наша страна дала миру, – это литература. Русская словесность, Гагарин и наш флаг над рейхстагом – этим можно гордиться всегда. Советская власть приучила нас к тому, что литература – дело государственное. Телевидения не было, и печатное слово было мощным средством воспитания. Но приоритеты изменились. Думаю, что власти совершили непростительную ошибку, когда свели литературу к чему-то факультативному. Весь воспитательный момент был дезавуирован, ЕГЭ превратил литературу в «угадайку». Сегодня чиновники, кажется, одумались, хотя и десять лет назад было очевидно, что сделана ещё одна глупость.

– Скажите, а Дед Мороз есть?

– Ну, подарки не из воздуха возникают. Дед Мороз, конечно, есть. И сейчас моим внукам он кое-что приготовил. Я даже знаю что. Очень хочется, чтобы у нас было как можно больше таких спокойных и радостных дней, как новогодний праздник.

Досье
Леонид Быков. Родился 7 сентября 1947 года в городе Сухой Лог. Окончил филфак УрГУ. Доктор филологических наук, специалист по русской поэзии XX века. Член Союза российских писателей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий